Писатель света

Художник творит миры по собственному образу и подобию. Все, чем располагает художник для сотворения, – это то, что его самого когда-то создало. Художники состоят из света, цвета, теней, оттенков, штрихов, образов, чувств, сюжетов, воспринятых сетчаткой глаза, впитанных подсознанием, переосмысленных на кончике кисти. Художники состоят из имматериальных сущностей. Поэтому художники не умирают. Они просто растворяются в эфире…

Габриэль Лоппэ – удивительный художник и фотограф. Это он поймал фотокамерой молнию, бьющую в вершину Эйфелевой башни. Это он умел удержать в единой капле мазка все полутона горного света.

Vieux paris - Premiere photo de la tour Eiffel foudroyee en 1902 par Gabriel Loppe Gabriel_loppe_unknown_title_1882

Пейзажи, которые писал первый художник-альпинист, отличает фотографическая точность. Можно сказать, что это у него от увлеченности фотографией. Но и фотографиям его присуща энергетика, характерная для живописи. Метафизическая глубина, сила, передаваемая редким талантом рисовать свечение воздуха. Техника, редко встречающаяся среди живописцев равнин. Но в высоких горах такой воздух не только видно. Его слышно. Его можно потрогать руками. В конце концов, здесь этим свечением дышишь. Не потому ли у горцев такими просветленными бывают лица?

Много ли живописцев пытались написать Монблан? Сонмы. Многим ли из них довелось встречать восход солнца на его вершине? Единицам. Габриэль Лоппэ, художник-альпинист, был первым, кому для походов в горы помимо ледоруба был необходим мольберт. Затем он и переехал в Шамони вместе с семьей, и его вилла включена в список культурного наследия города и долины, притом что ее, кажется, можно снять в аренду, как объект недвижимости. Из таких переплетений легенды, быта, истории, повседневности, искусства состояла бы мандала Шамони, если бы кто решился бы ее изобразить.

cervin Mitchell762013T13514

Габриэль Лоппэ родился в 1825 году, в ту романтическую эпоху, когда писать картины было таким же естественным способом самовыражения, как фотографировать телефоном в наши дни. То было время начала альпинизма, и Габриэль был первым, кто увидел и написал на холсте космическое величие вершин, космические бездны пропастей, космическое дыхание ледников. А за единицу измерения он взял фигурку человека, крошечную на фоне этого огромного космоса форму, и равновеликую энергию.

Габриэль Лоппэ родился в Монпелье в 1825, учился в Париже и Женеве, в 1846-м он брал уроки живописи у художника-акварелиста Франсуа Дидье, который создал швейцарскую школу пейзажистов, общался с Александром Каламом, мастером альпийского пейзажа, сам путешествовал по Швейцарским Альпам и занималсяальпинизмом. В 1848 году переехал жить в Савойю, устроился с женой и с детьми в Анси, открыл галерею картин в Женеве.

images 309

Тогда и началась его любовь к долине Шамони. Как и всякий художник, Лоппэ был заворожен красотой массива Монблан. Он целыми днями мог бродить по горам и совершать восхождения на вершины, на которых до него еще никто не бывал. Тогда в Шамони туристы приезжали преимущественно из Англии, и в круг общения художника входили известные британские писатели и альпинисты. Он познакомился с Лесли Стефен, Вирджинией Вульф, Дженсеном Эклзом. Благодаря дружбе с англичанами он смог устроить несколько выставок в Лондоне, сначала в Альпийском клубе, а потом и в Королевской академии.

Gabriel_loppe_lever_de_soleil_sur_les_Grandes_Jorasses Gabriel_loppe_tableau_du_peintre_montagne_savoie (2)

На протяжении десяти лет в Шамони он 40 раз поднимался на Монблан и 11 раз ставил на вершине свой мольберт. Было холодно. Друзья даже уговаривали его спуститься… Однажды ему пришлось провести неделю на перевале Ласточек (Col des Hirondelles) и на горе Малле…

К 1960 году Лоппэ открывает свою первую мастерскую, к 1982-му – картинную галерею. Построил два дома.

В 1871 году в Женеве умерла его жена. Несколько лет спустя он женился на сестре английского альпиниста Дженсена Эклза и уехал жить в Париж, где поселился поблизости от Эйфелевой башни. С 1881 по 1894 год его картины представлял знаменитый Salon, Большая парижская выставка картин. В Париже художник превратился в фотографа. Габриэль Лоппэ погружается в мир фотографии, снимает сюжеты городской жизни. Его фотографию можно назвать социальной, портреты детей – феноменальными, а снятый в грозу кадр, на котором молния бьет в вершину Эйфелевой башни, стал в не меньшей степени символом той эпохи, что и сама башня. Этот и другие снимки своего творения очень нравились Гюставу Эйфелю, ставшему еще одним другом Лоппэ.

Художник Габриэль Лоппэ, основоположник жанра высокогорного пейзажа, не стал таким известным и знаменитым, как другие французские художники того времени – Сезанн, Гоген, Моне, Ренуар. Утомленный реальностью XIX века мир искал импрессионистских смыслов, и новые модные художники-импрессионисты критиковали художников реалистичной школы, к каковым относился Лоппэ. Пройдет еще 100 лет, прежде чем мы разглядим в его реалистичных пейзажах Монблана и Маттерхорна энергию не менее сильную, чем та, что передается в импрессионистской технике рисунка.

loppe_vedutacervino_b mtb

Не сюрреализм в живописи был явлением XX века, но сама история двадцатого века была сюрреалистичным явлением, которое художник и философ уже не в состоянии изобразить и осмыслить. И когда ответом художников на вопрос, возможно ли искусство после Освенцима, стала унылая каша постмодернизма, где все равно всему, картины Лоппэ вдруг открылись нашему невротическому миру с какой-то особенной актуальностью и востребованностью. И в самом деле, ничто так эффективно не заменит собой психоаналитика, как настоящий горный пейзаж за рамой окна или… картины.