Посол Тибета в стране Монблана

Не так давно Рене Вернаде продал свое шале в лесу на горе, и перебрался жить под крышу бывшего «Шамони Паласа», одного из трех дворцов-отелей Шамони постройки 1910 года. За окном Монблан, но, переступая порог его квартиры, оказываешься в… Тибете.

Квартира Рене, местами, напоминает музей Тибета.

Квартира Рене, местами, напоминает музей Тибета.

Будды, бодхисаттвы, молитвенные флаги, дудки, статуэтки, книги… Рене бывал в Тибете 24 раза. Почти полжизни там провел, снял несколько фильмов. А в первый раз он пришел в Тибет в 1962 году, пройдя со стороны Непала перевал Уал-Унь-Шунг. Китайская оккупация еще только начиналась, но далай-лама жил тогда еще в Лхасе. До Лхасы Рене сможет добраться лишь 18 лет спустя, в 1980 году. В Тибете его интересовали корни древней культуры. Так, он написал книгу про бон о древней, добуддийской религии Тибета. У него там появился друг – Тензин Нам Даг. Это как далай-лама для буддистов, только в мире бон. Так же, как Его Святейшество, живет в изгнании, только в Катманду. Изгнанная из Тибета религия бон нашла убежище во Франции, в городе Сомюр открыли бонский монастырь. Нынче и в Катманду опасно. У власти маоисты. Впрочем, и буддисты Непала не хотели признавать бон, но их примирил далай-лама. Он приехал туда в шляпе бонского жреца и объявил бон одной из религий буддизма.

Тибетский музыкальный инструмент.

Тибетский музыкальный инструмент.

– Все знают про бон, но мало кому известна цулаг, еще одна религия Тибета, религия древних королей. Первый король спустился в Тибет с неба по веревке, а когда наследнику исполнилось 15 лет, он туда по веревке же и поднялся… Шестой король Тибета был также мифическим королем. Но он не успел подняться на небо по веревке, так как был убит своим министром. Жрецы устроили похороны и всенародные поминки в его честь, которые продолжались три года. Во время поминок в жертву принесли животных. Считается, что с этого момента и берет начало собственно бон. Есть мнение, что религия оформилась под влиянием персидских зороастрийцев…

О Тибете Рене может говорить бесконечно. Но кроме Тибета в его жизни еще было много других историй, каждая из которых любому создала бы биографию. Шамони – одна из таких историй. Рене сам не местный. Из Парижа родом.

У истоков телевидения. Рене поднимается "в альпийском стиле" по внешней стороне конструкций Эйфелевой башни, неся за плечами мобильный TV передатчик.

У истоков телевидения. Рене поднимается «в альпийском стиле» по внешней стороне конструкций Эйфелевой башни, неся за плечами мобильный TV передатчик.

Как и каждый романтик своего поколения, с детства грезил горами. Когда подрос, увлекся скалолазанием, тренировался с друзьями в Фонтенбло, предместье Парижа. В 1947 году в первый раз посетил Шамони, провел здесь целое лето, но насовсем переехал несколько позже. В те годы он только начал осваивать кинематографию, работал на киностудии сначала лаборантом, затем ассистентом кинооператора, потом сам стал первым камерамэном.

_DSC8748

Самый первый фильм, в котором он участвовал, снимался в том же 1947 году. Это была короткометражка про Эйфелеву башню. Во время съемок пригодились его первые альпинистские навыки, так как приходилось лазить с тяжелыми 35-миллиметровыми камерами по внешней стороне конструкций. В судьбе человека есть нечто от геометрии: линия, проведенная через две точки, с неизбежностью пройдет через третью. Соответственно, молодого человека, освоившего кино и альпинизм, судьба с неизбежностью приведет в Шамони.

– Здесь меня приняли очень хорошо. Я много работал, и для съемок в горах мне постоянно требовалась помощь гидов. Так что мои кинопроекты приносили людям работу. В то время мы снимали много фильмов, в том числе и по мотивам книг прославленных альпинистов и гидов Шамони. Экранизировали роман «Большая трещина» Роже Фризона-Рош, где в главное роли снялся великий немецкий альпинист Герман Буль, книгу Лионеля Террье «Конкистадоры бесполезного», за рекордные пять недель снял фильм «Смерть гида», где рассказывается о гиде, перерезавшем над пропастью свою веревку, чтобы спасти клиента… Работая в горах, с Парижем связи не терял. 48-серийный фильм «Мадемуазель де Пари» – это тоже моих рук дело.

Рабочий момент телеоператора-альпиниста.

Рабочий момент телеоператора-альпиниста.

– С чего начались первые экспедиции?
– С горы Жанну. Тогда я еще снимал без звукооператора. Придумал, как к камере приспособить магнитофон. Потом еще семь экспедиций снял в горах вокруг Эвереста. Гиды, альпинисты, путешественники ездили по городам и поселкам Франции и показывали людями фильмы о своих экспедициях на манер художников-передвижников. Возникла своего рода ассоциация, которая называлась «Открытие мира».

Рукописи, еще на ставшие книгой.

Рукописи, еще на ставшие книгой.

– Телевидение еще не было массовым?
– Это было начало телевидения. Появились первые легкие телекамеры, которые весили всего 27 кг. Их уже можно было носить на какое-то расстояние от базовой станции. Маленькие камеры посылали радиосигнал на приемники станции, где он усиливался и передавался в эфир. В 1963 году канал RTF организовал прямую трансляцию с Эгюй-дю-Миди и из Белой долины. Развернули несколько станций-ретрансляторов на гребне, возле приюта «Космик». Мы с Пьером Терразом отправились снимать, но начавшаяся метель испортила нам всю картину. Тем не менее что-то удалось снять, и это «что-то» даже получило премию в Лондоне. 3 мая 1964 года вновь я поднялся «в альпийском стиле» на Эйфелеву башню с телепередатчиком за спиной, снимая передачу, посвещенную ее 75-летию. А потом началась моя тибетская история…
– За годы в Тибете вам какая религия стала ближе? Бон или буддизм?
– Буддизм не религия, а такой… способ жизни, и Будда не бог, а человек, открывший Путь…

Иногда для того, чтобы прожить несколько жизней, не обязательно быть буддистом. Столько всего сделал Рене Вернаде – на десять жизней бы хватило, а все в одной уместилось.

Рукописи, уже ставшие книгой.

Рукописи, уже ставшие книгой.

Текст и фото: Константин Банников
Организация встречи и перевод с французского: Аньес Дюкро